Остров-cайт Александра Радашкевича / Стихи моих друзей / Марина ГАРБЕР

Стихи моих друзей

Марина ГАРБЕР

 

 

 

 

 

АВТОРСКАЯ ПОДБОРКА

 

 

 

ЛЮКСЕМБУРГ

 

Погремушка ветра. Прибой,

А не вечер. Афишный курсив.

Мальчик с родинкой над губой

Слишком бледен и слишком красив.

 

Всплеск Кандинского в старом кафе

Со стены отражают полы.

Как немодные галифе,

За стеклом цвета хаки стволы.

 

Над букетами чьих-то рук

Повисает: «Держу пари!»

Мальчик с родинкою у губ

Мне читает Экзюпери.

 

И такое во всем à la France,

До границы-то тридцать минут,

Словно осень посулила аванс,

А живые, не стесняясь, берут.

 

От дождя в горизонт ушел

Лжеготической башни крест.

Мальчик с родинкой, на престол! –

Неизвестно, каких королевств...

 

– Это золото?  – Мертвый клен,

Сам не знает еще, что убит.

– Позолочен ли?  – Опален.

– Это небо над ним? – Гранит.

 

Клянчат утки в холодном пруду.

Под ногами слюда и вода.

Не спасу тебя, не уведу –

Все дороги ведут не туда!

 

Нынче ветер отрывист и груб,

Нынче ветер жесток... Но высок

Мальчик с родинкою у губ,

Не зовущих меня на восток.

 

Отпускаю тебя! Престоль,

Новоявленный принц на час.

Здесь готический шпиль стрелой

Свод царапает, а у нас

 

Перезвон водосточных труб...

Не о том с тобой говорю!

Мальчик с родинкою у губ,

Неспособных сказать «люблю».

 

 

≈≈≈

 

Флажки на самой главной улице

Застираны и молью трачены,

Нарядный городишко хмурится,

Взъерошенный и околпаченный.

 

Пожизненной грозит пропискою,

Недостижимостью итаковой,

И я пакет хрустящий тискаю,

Подарочный, универмаговый.

 

Хрустальными глазами хлопая,

Как будто жизнь не одноразова,

Мне девочки розовостопые

Здесь улыбаются пластмассово.

 

Не опознать во мне острожника,

Отбрасываем счеты личные!

Отныне вместо позвоночника –

Швы аккуратные, фабричные.

 

Прилавки пахнут апельсинами,

И небо – как ненастоящее.

Я – кукла с кожею гусиною,

Я просто кукла говорящая.

 

 

 

ТОСКА ПО МЕКСИКЕ

 

Дождь как дождь – из песка и стекла,

Служит ветер стеклодувом полей,

Но соседка моя – весела –

Негасимых мексиканских кровей.

 

Ей смешна моя наивная скорбь –

Кукурузу или рожь в закрома?

Ей милее тамбуринова дробь,

Гладкобокая в корзине хурма.

 

Нам соцветия ронял эвкалипт –

Мы бросали их в мешок изо льна,

А за церковью, с кладбищенских плит

Шелестели на чужом имена.

 

Лоскутами янтарел крепдешин,

Уводя от нежелательных тем,

И, не видя под землей на аршин,

Забывали, почему и зачем

 

Заостренные соски пирамид

Прячет в небе золотой Экскарет,

Где латиницы объемный петит

Проступает из намокших газет.

 

Но ничейной морошкой с куста

(Ностальгия – фарисейство и блажь!)

К нам, как будто с тугого холста,

Пасторальная стекала гуашь.

 

Вместе листья собирали и жгли,

Было ночью без просвета светло,

Но срастались две тропинки вдали,

Смоляные, словно брови Кало.

 

 

 

≈≈≈

 

                        Валентине Синкевич

 

Я тебя отдала бы волку, да не отдам,

Потому что и черт не съест, и Господь не выдаст,

Вдоль пустой дороги помятый ржавеет хлам –

С октября-ноября оставшееся на вынос.

 

Я скормила бы птицам, но поздно, ищи-свищи,

Обломились ветки, хрустят под ногами гнезда,

Золотые обертки и лоскуты парчи –

Голубиный скарб случайным прохожим роздан.

 

Отпустила бы по ветру – тенью в саду летай,

Раздавай задаром намаянное богатство,

Только ты гладка и округла, шалтай-болтай,

Горяча, как солнце, преступна, как святотатство.

 

Отдала бы в рабство какому-нибудь оглы –

Под чужую дудку плясала бы, под гребенку,

Но опять не стану – хозяйка твоей горы,

Разбазарив камни, пустую несет плетенку.

 

Речь родная, уже не ливень и не прилив,

Но течет под склоны скупая твоя водица:

Оживает камень, как в летнем саду налив,

И прозрачный сидр в траву-мураву сочится.

 

 

* * *

 

Это море северно-тяжело,

Облака на нем – как в полях стога,

Его тело – небьющееся стекло,

Канифолью крашены берега.

 

Может, это оптический злой обман,

И реальность искажена в стекле,

Но я вижу, как медленный караван

По воде проходит, как по земле.

 

Я опять чужая, куда ни глянь,

И кого здесь за руку ни схвати,

Водяные демоны, синь и склянь,

Поднимаются на моем пути.

 

Я черчу чертят на сыром песке,

Кударинской степи означив даль,

И послушно замер в моей руке

Прирученный карликовый глухарь.

 

То ли чайки с моря взымают дань,

Собираясь стайками у буйка,

То ли птичий экстренный шуудан*

Мне приносит письма издалека.

 

Маслянистой пленкой ложится свет,

В нем густая плавится бирюза…

Мир – что фокусник, то он есть, то нет,

Хитро щурит семечками глаза.

 

Водит ветер вилами по воде,

Задыхаясь, волны глотают высь,

Словно девочка из Улан-Удэ

Здесь нечаянно пролила кумыс.

 

~~~~~~~~~~

*Почта (монгол.)

 

 

 

ЛЮКСЕМБУРГ

 

 

Усердствуют звонарь и золотарь,

Созвездья пчел на крупе иноходца,

Ржавеют крыши, плавится янтарь –

Так хочет Бог Негаснущего Солнца.

 

Он, желторото оголив нутро,

Заглатывает купола и башни,

И катакомб неспешное метро,

И близлежащие часовенки и пашни.

 

Пестрит плевков не знающий Плацдарм,

А за углом – такие закоулки,

Где самки оперившимся птенцам

Приносят в клювах камни и окурки.

 

Фальшивой медью маленький трубач

Звенит-трубит, толпу за горло держит,

Здесь всяк – хозяин жизни и богач,

А нищие, должно быть, из приезжих.

 

Я тоже в этом сомкнутом строю –

Плечом к плечу, держусь шеренги внешней,

И, кажется, еще тебя люблю,

Хоть выговорить не могу на здешнем.

 

 

 

 

Льеж, 12.VIII.2015. Фото Андрея Дитцеля (Германия).

 

 

Марина Гарбер – поэт, эссеист. Родилась в Киеве. Эмигрировала в США в 1989 году. Магистр искусств, выпускница факультета иностранных языков и литературы Денверского университета, штат Колорадо, США. Защитила диплом с отличием (дипломная работа по «Поэме конца» Марины Цветаевой). Преподаватель английского, итальянского и русского языков.  Живет в Люксембурге.

Автор книг стихотворений: «Дом дождя» («Побережье», Филадельфия, 1995), «Час одиночества» («Побережье», Филадельфия, 1999), «Между тобой и морем» («Новый журнал», Нью-Йорк, 2008; серия «Современная литература Зарубежья»; предисловие Валентины Синкевич), «Каждый в своем раю» («Водолей», Москва, 2015).

Член редколлегии «Нового журнала» (Нью-Йорк). Член редакции журнала «Интерпоэзия» (Нью-Йорк).

Поэзия, проза, переводы и критические эссе публиковались в «Дне и ночи», «Звезде», «Знамени», «Интерпоэзии», «Крещатике», «Неве», «Новом журнале», «Плавучем мосте», «Сторонах света», «Эмигрантской лире» и других периодических изданиях. Участник нескольких антологий. Член финального жюри фестиваля поэзии «Эмигрантская лира» (Льеж, Бельгия, 2014-2015).

Страница в Журнальном Зале:
http://magazines.russ.ru/authors/g/garber/


Александр Радашкевич и Марина Гарбер. Льеж, август 2012 г. Фото Александра Мельника.

 


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)