Остров-cайт Александра Радашкевича / Неслучайное стихотворение

Неслучайное стихотворение

 

 

 

                    ВЫСТАВКА КОСТЮМА

 

 

Детские костюмчики Александра Первого, кафтан,

камзол, брильянтовые пуговки. Вовсю ещё жива

августейшая бабка всевластная, хоть о Ланском,

истомном и младом, печалится вседневно...

А вот и стройный редингот карминового бархата:

уже сосватали с Луизой Баден-Баденской, то бишь

с Елизаветой. «Амур и Псиша» звали их за юную,

как в парадизе, красоту... Марии Фёдоровны розовые

фижмы и вышитый корсаж с планшеткой, и веет

Павловском, и далеко ещё, как сон, цареубийство

курносого и взбалмошного Павла... Эгреты-

портбукеты Елисаветы, Петра Великого,

Отца Отечества, пустые панталоны...

«О, сделайте мне полы так,

чтобы, когда я вхожу в карету, они стояли, как панье

у дам». А ветер версальский гудит по куртинам, бьют

вкривь и вкось замшелые фонтаны, нагие статуи

озябли по боскетам, где мраморные листики венков

дрожат от каменных ветров сквозящими веками,

взлетают парики и перья над плащом и отлипают

тафтяные мушки от пудры и румян. Но король,

как известно, он гуляет в любую погоду, похоронив

дофина, внуков и детей, – мимо долгих шпалер и

курчавых грильяжей, мимо дутых барочных лет,

вплоть до каталки, вплоть до гангрены:

уйти за воздух, зайти за ветер, волнуя

прану, роняя злато, срывая

пену земных костюмов...

 

                                               2009. Версаль

 

 

 

 

 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Журнальный мир Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)