Остров-cайт Александра Радашкевича / Новое стихотворение

Новое стихотворение

 

 

ПОРТУГАЛЬСКИЙ  ТРИПТИХ

 

 

I. ОКТЯБРЬ

 

В ноздреватых утёсов циклопический лад над

пологой волной океана, который из опаски тут

именуют морем, и в скалы-корабли, плывущие

недвижно из веков, которые мы бережно отжили,

в лепные соты троглодитов и в гроты млечного

свеченья, где ждёт ничейная звезда, в купальню

хладной королевы чешуйчатых сирен, бредя

по клинописи чаячьих следов, глотая пиниевый

воздух, как бирюзовое вино, легло вернуться

мне, как в сон необратимый, что ангел осени

вихрастый летучими перстами нагадал.

 

 

 

II. ГРОТЫ АЛГАРВИ

 

Тот валкий катерок во взъерошенных хлябях,

цепляющийся крепко за бренную волну, тех гротов

гомерических взмывающие своды с проломами

в нечаемое небо, та маленькая чеховская женщина

на костылях, с давным-давно утраченной собачкой,

которую вывернуло наизнанку и которая видала

всё в гробу сквозь замутневшие очки, тот кормчий

с несказанною улыбкой краёв обетованных, который

понимал, что больше никуда и никогда уже на свете

нам не надо, и Генрих Мореплаватель, тот принц,

на чьих ладонях августейших воздуты расписные

паруса, чей взор вовек упёрт в незнаемые дали, тот

я, что с лёту угодил в себя, как в суженую просинь,

и в то, о чём гогочут чайки и знают только облака.

 

 

 

 

III. НА МЫСЕ СВЯТОГО ВИКАРИЯ

 

Мыс конца небывалого света, где обитают

жители края да боги и где садится солнце за

стёртый горизонт, где низкая стена свинцовых

облаков, за которой простёрлось ничто и откуда

налегает немолчный ветер, бьющий о грудь

серафимским крылом. Сюда не доходят седыми

холмами ни пинии, ни пальмы, ни обелиски

кипарисов, ни гравюрные араукарии. К этим

утёсам и скальным резцам в изумрудной лазури

во время оно прибило лодку с нетленным телом

небесного патрона всех бороздящих земные моря,

тут, на краю надмирного обрыва, ещё полощет

соломенная шляпка свои полосатые ленты, слетев

с садовой головы, отсюда ты навек впадаешь

в радужную волю, влетаешь в ослепительные дали,

ложишься в перламутровую гладь, чтоб не осталось

в помине по нас даже порожней ракушки.

 

 

 

 

 

 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Журнальный мир Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)