Остров-cайт Александра Радашкевича / Новое стихотворение

Новое стихотворение

 

 

БОЛЬНИЧНОЕ КИНО

 

 

Молитвы льются горячее, вы тормозите пятками посадку

на взлётной полосе, и вот они уж упираются в мускулистые

бёдра негра, который, улыбаясь, вас борзо катит, как в кино,

в лайм-лайте больничного света дорогой в никуда, и вы уже

простёрты меж времён среди иных негаданно простёртых и

поминающих себя. Где-то сбоку старухе выдёргивают трубку

из гортани, и она заходится в лающем кашле. «Дефибриллятор

в пятый зал!» Все замершие перезамирают. Рвущийся звон.

«Пятый зал! Опасность для жизни!» Но вы, вы возлетаете

в молочную нирвану, недвижно возлежа, ни холодно, ни

жарко. Вдруг колокольчик салонного смеха, и как на лыжах,

вкатили двух опереточных пампушек. Сестра, участливо:

«А что вам оперируют, мадам?» «Да что хотите, раз я тут!»

И снова бёдра упёрлись в пятки. «До встречи!» – усыпляя,

вам улыбается под маской чудная бабка в сизом колпаке...

«У вас всё хорошо», объявит после стройная врачиха, любезно

заглянув в глаза, из коих выныривает Ленский прямо к Ольге.

Пампушку ждёт влюблённый муж («Я уснула ещё до укола»,

она сочиняет безбожно), да и в пятой операционной всё как-то

обошлось. О, галльский к жизни вкус и нежная земля, откуда

никто не рвётся в Елисейские Поля, что бы там нам о них

ни гадали, кто бы нас там веками ни ждал, и вот метро, оно

обетованно, текучи небеса, и майский блик листа неопалим.

 

2021

 

 

 

 

 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Журнальный мир Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)