Остров-cайт Александра Радашкевича / Стихи моих друзей / Анастасия АНДРЕЕВА

Стихи моих друзей

Анастасия АНДРЕЕВА

 

 

  

 

 

 ОБРАТНОЕ

 

 

 

Первосентябрьское

 

 

 

Что мой голубь, моя пчелка,

мой по школе брат,

не получим мы пятерку,

как и жизнь назад.

Колокольчик не получим,

горн и барабан.

Под звонок волшебный ключик

отберет тиран.

 

И по-прежнему, как в детстве

тридцать лет назад,

будем слать сигналы бедствий

в праздничный парад.

 

 

 

Шурику – коту ушедшему

 

 

Ты ушел, мой друг любимый, навсегда

Ты последний раз запрыгнул на диван

Ты последний раз под мой улегся стол

Ты со всеми попрощался и ушел

 

Я все вижу: ты мелькнешь то здесь, то там

Это свойство так присуще всем котам

Знаю, встретимся еще с тобой потом:

На заоблачной лужайке кот с котом

 

 

 

 

De Liefde*

 

                                                              RH

 

 

Мои тонкие корни вплетутся в твои

Мои хрупкие ветви нежно обнимут тебя и вольются в ритм твоих ветвей

Прижавшись к твоему стволу распустятся мои лучистые цветы

Мы будем питаться одним и тем же терпким соком вселенной

Мы будем смотреть на одну и ту же терракотовую пластину неба

Которую солнечный спрут будет медленно вращать вокруг нас

Мы станем центром точкой отсчета и конечным пунктом любого движения

 

Позади нас будут простираться молочные волны  пустыни

В чьих недрах спит ангел

Перед нами будут расти горы с красной кожей и глазами-птицами

Горы, в чьих мраморных венах хранится тайна зарождения миров

Мы будем частью прошлого и будущего

Мы станем целым настоящего

 

К нам будут прилетать драконы

Чтобы послушать сказки которые я буду тебе рассказывать

К нам будут приходить златовласые эльфы

Чтобы увидеть сны которые я буду для тебя создавать

Но все они смогут уловить лишь тень лишь отзвук лишь силуэт даров

Которые я буду приносить тебе

И тебе одному

 

Мы всегда сможем покинуть это место но мы не покинем

Мы всегда сможем разлюбить друг друга но мы не разлюбим

Мы всегда сможем умереть но мы не умрем

 

___________________

*Любовь (голл.).

 

 

 

 

*  *  *

 

 

Мне нечего сказать, прости меня за это.

В ворсистой тишине застыли города,

Уснули поезда, прижавшись сердцем к лету.

В моих мечтах - покой, а в мыслях – пустота.

 

Мне нечего отдать, прости за это тоже.

Рассыпался крыжовник, свернулось молоко.

Ползёт жучок железный по древесной коже,

Ему не страшно жить и умирать легко.

 

 

 

 

 

Питеру

 

 

Я скоро упаду в твои объятия

В твое кричащее стальное небо

Распоротое чайкам на потребу

Крестами шпилями антеннами

Гремящее лучами медными

Стирающее времени понятие

В мое родное северное небо

 

 

 

 

 

К умершему другу

 

 

 

Что шепчешь ты? Слова мне не ясны.

Спустись-ка лучше с неба

И две звезды возьми с собой к обеду.

Я буду ждать тебя у той сосны

В тех, цвета солнца, дюнах,

Где паж, светловолосый, юный,

Вплетал нам в косы сказочные сны,

Где всё ещё не началось,

Где сыпалось на нас горстями

И сумасбродными гостями

Нам так плясалось и пилось.

Я буду ждать тебя у той сосны,

Спустись разочек с неба

И звёзд вместо вина возьми к обеду,

Чтоб стали мне мои стихи ясны.

 

 

 

 

 

 

*  *  *

 

 

Не пишется, не хочется звонить

Коты уснули, никого нет дома

Афиша неба призывает быть

В таком до удивленья незнакомом

В таком до расставанья небольшом

Уютном или уязвимом

В таком, где, право, лучше быть котом

Былинно мудрым и ленивым

 

 

 

*  *  *

 

 

почему так странно?

может быть

не надо

больше

если нет желанья

или сил

ил заштопает разрывы

больно было

о любило

как могло

душонку мыло

терло мыльцем

черный след

чтоб забыть-убить секрет

все же, почему так странно?

бремя правды невозможно

лучше сдохнуть осторожно

или сделать вид

что не читал, не получал, не скучал

и не считал себя покинутым

так может

просто помолчать

лет так сто

а там начать все заново

с новым именем и новыми бумажками

буклями, сережками, пряжками

телефонами, зонтами, конфетами

новым небом, мечтами, заветами

и без заношенного до дыр отчаянья

и чувства вины…

раскаяние?

 

 

 

 

 

Летние дневники

 

 

По понедельникам я раздаю крыжовник,

на ночь стакан кефира и пастила.

По вторникам я снимаю наручники,

во весь голос пилит ножовка:

это все для тебя, для…

По средам я изучаю полюса,

между ними висит кувыркаясь Земля,

сарафан до колен, до пят коса

и над головой то ли спутник, то ли оса.

 

По четвергам нет ничего, кроме сосновой смолы,

и от морепродуктов скрипят столы.

Каждый знает:

устрице повезло

повидать на веку Лимпопо.

 

По пятницам

я мастерю домик для кукол.

Из окна домика кукла протянет мне руку,

ведь дождь третий день и капризы, и скука…

Постреляю из лука

в кукол.

 

А на выходных спит месье Зодиак,

на ужин обычно лимон и коньяк,

и хорошо так,

просто так.

 

 

 

 

 

*  *  *

 

 

Есть здесь и там

Здесь мишура огней

Раскатисто горланит город

Там тишина и простота полей

Лес одержим весной и молод

 

А есть еще страна другая

Где в марте распускаются снега

Как незабудки, просто и надежно

Там вечно средние века

И все, что здесь нельзя, там можно

 

И тянет все меня туда

В знакомые до боли клешни

Но вечером не ходят поезда

В страну, которую люблю

И ненавижу нежно

 

 

 

*  *  *

 

 

Этот берег не мой,

Этот город немой,

Молчат фасады домов.

Не желает со мной

Говорить постовой,

Старожил южных ветров.

 

В его старой кроне

Вороны спросонья

Спорят о чём-то своём

И даже не тронут

Хлеб на ладони,

Протянутый чужаком.

 

 

 

 

*  *  *

 

 

Порою кажется, уже все позади,

Что было лучшим, или стать могло им.

Волшебные дары растрачены в пути,

А шкура лисья много не стоит.

 

Порою кажется, еще все впереди:

Еще гулять на свадьбе моих дочек,

Растить внучат и, может быть, себя найти

Среди исписанных тетрадных строчек.

 

Порою кажется, я здесь и тоже там,

В прошедшем, что сливается с текущим

Весенним днем. И этих слов насущный хлам

Мне обещает: дальше будет лучше.

 

 

 

 

Обратное

 

 

Чем больше тайн, тем меньше ожиданий

Тем тише ход часов

Пиши, мой друг, о свете мирозданья

Раскладывай по полочкам улов

 

Мы не проснемся вместе после завтра

Не сможем завершить свое вчера

Нас унесут ручные леопарды

В дремучие надзвездные леса

 

Чем больше тайн, тем проще жить без цели

Себя изъяв из цикла передач

Отдач, подачек - забивает мяч

Другой игрок.… Сварил уху Емеля

Прогуливая сказочный урок

 

 

 

*  *  *

 

 

Тянет о чем-то скрипка

Деревянный стучит сапожок

Тащит домик улитка

На следующий виток

Разве я горевала

О том что нельзя летать

И солнца мне не было мало

И реки текли не вспять

Читаю зачем-то строки

Сшитые наспех в ночи

Мы все что-то шепчем о Боге

А Бог любит тех

Кто молчит

 

 

 

 

 

*  *  *

 

 

В июльских жарких вечерах

Сокрытый звук виолончели

Да феи, что в окно влетели,

Чтоб, поболтав о пустяках

И сны раскрасив впопыхах,

Умчатся к лунной колыбели.

 

Сплетение ветвей и трав,

Наполнен воздух ожиданьем,

Таким знакомым, тихим, дальним.

Но светлячок уснет в руках,

От света своего устав,

Улыбкой став мне на прощанье. 

 

 

 

 

*  *  *

 

 

То, что я думала – оставила при себе

И несла эту думу, точно мешок с картошкой,

Через паутину осенних улиц, к реке,

Гладкой, глянцевой, черной, как тетради обложка.

Так навек и застряла в голове картинка:

Иду, сутулясь от ноши своей неподъемной,

Натыкаюсь, как на остров, на Мариинку,

Меняю курс, нахожу переулок укромный,

Мой угол заветный, переулок Пирогова,

Мой дом… Вот и встретились снова,

Детство мое в снежинках.

 

 

 

 

________________________________________

Подборка составлена мной. А. Р.

 

 

 

 

 

 

 ЛЕТНИЙ ЛУЧИК АНАСТАСИИ АНДРЕЕВОЙ

  

 

Когда я открыл на своем сайте в разделе «Стихи моих друзей» страницу Анастасии Андреевой, все как-то заворожённо ахнули и наступила блаженная пауза узнавания и свидетельства того, что на потаённом небе поэзии замигала новая звёздочка, такая трогательная в своей далёкости и такая близкая в своей недосягаемости. Она необычайного цвета, чуть розоватая по-детски, и её колкие лучики достают до самого чистого и непорочного в нас, как мудрый лепет Маленького принца и как тёмная сказка жизни, чей заведомый конец всегда провидится сквозь горький смех и светлые слёзы благодарного сердца. Вот она, поэзия, – самая бесполезная, самая беззащитная, презираемая самодовольством, ловко вытравляемая из сознания и обихода новыми филистерами, еле живая и вполне нетленная, самая непременная вещь этого пыльного вещного мира.  

И самое узнаваемое в ней, повторюсь, – чистота, и самое уследимое – всамделишность и ниначтонепохожесть, потому что она такая же трогательная в своей подлинности, как и сама Настя Андреева. Всё остальное в этом, по слову Марины Цветаевой, «святом ремесле» прилагаемо и достижимо, и будут новые яркие книги и новые образно-стилистические вершины, провалы безмолвья, рифы преткновений и шквалы окамененья. А главное, этот священный, тишайший восторг удивления себе в мире и миру в себе.

Но этот первый лучик, он негасимый, ломкий и живой. Играя на зазеркальных латах ранимости, он высвечивает нам обратное.

Иное небо, чужедальние берега и когдатошнее время, где всё самое-самое.

 

 

                                                           АЛЕКСАНДР РАДАШКЕВИЧ

 

Предисловие к книге: Анастасия Андреева. ОБРАТНОЕ. Санкт-Петербург Брюссель, 2013.

 


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)