Остров-cайт Александра Радашкевича / Стихи моих друзей / Лидия ГРИГОРЬЕВА

Стихи моих друзей

Лидия ГРИГОРЬЕВА

 

 

 

 
               Ранджана Саксена, Лидия Григорьева, Алексей Варламов. Дели, октябрь 2005 г.  Фото А.Радашкевича.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ИЗБРАННОЕ (Авторская подборка)

 

            

 

***

                       

Больно стоять на слепящем свету

ангелам черным в зимнем саду.

Полупрозрачный траур расцветки –

черные крылья и черные ветки.

 

Встану ли утром, ко сну ль отойду,

вижу: стоит в поднебесном саду

в свете неистовом и раскаленном

траурный ангел с крылом опаленным.

 

 21.11. 05

 

 

 ПРЯТКИ

 

 

                     вышел месяц из тумана

                     вынул ножик из кармана

                     буду резать буду бить...

                                                 детская  считалка

 

«Глубь занебесная нам не видна.

Бедная Бездна! Зачем ты без дна?!»

 

Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана,

а куда ему идти – в злой печали затаенной,

если края не найти – во Вселенной?

 

Вырывает с корнем дуб буря вековая.

Вышел месяц-душегуб, видит: нету края!

 

Не от росчерка пера – от угла и до угла

эта черная дыра – пролегла...

Неспроста, конешно, темнота – кромешна.

 

Ох, темно на Руси – хоть святых выноси!

И дрожат поджилки от такой страшилки.

 

«Слушайте, детишки, ни дна вам, ни покрышки!

 Детушки-ребятки, поиграем в прятки!»

 

Месяц рвет рубаху – буря, ураган!

Нагоняет страху жуткий уркаган.

 

Ну-ка, без оглядки – засверкали пятки.

 

«Скрипнет половица – где ж нам схорониться

без конца играя, если нету края?

Если нет комода, если нет угла,

если вся природа – только ночь да мгла?

Если злая несыть будет нас водить,

если будет резать, если будет бить?!»

 

И в ночи безбрежной, в далях – без конца,

детский голос нежный все зовет Отца.

 

                        02.02.99

 

 

 

 

            СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

 

 

Все то, что сбылось наяву и во сне,

большая зима заметает извне –

снегами, снегами, снегами...

 

Серебряный век серебрится в окне,

и светится враз и внутри, и вовне –

стихами, стихами, стихами...

                                                

Судьбу изживая вразнос и взахлеб,

на паперти мы не просили на хлеб

в горючих слезах укоризны.

 

Для тех, кто зажился - забыт и нелеп,

сияют снега на просторах судеб

отчизны, отчизны, отчизны...

                                   

Как облачный дым проплывают века,

в заснеженных далях сияет строка

бессмертного русского слова.

 

На нас упадают большие снега,

словесный сугроб наметая, пока -

и снова, и снова, и снова...

 

 

08.12.04

 

 

***

 

Слова поставь на полку, где стоят

кувшины, вазы, амфоры, бокалы,

чтоб солнце бликовало и стократ

по выгнутым поверхностям стекало...

 

Слова нежнее глины и стекла,

и хрусталя, и хрупкого фарфора,

из этого боязнь проистекла

внезапного и быстрого разора.

 

Надежнее упрятать, утаить,

в наследственный тяжелый шкаф посудный

поставить, и на крепкий ключ закрыть

словесный ряд, сквозной и безрассудный...

 

18.05.05

 

 

 

САЖАЮ ТЮЛЬПАНЫ 

 

 

День сегодня опал крупнолистый,

неожиданно и наугад.

Я ласкала тюльпан,

шелковистый

как китайский халат...

 

Безымянная луковка – тертый бочок.

Солнца зимнего паникадило.

Этот скользкий на ощупь

струящийся шелк

я сегодня в саду посадила.

 

И теперь треволненья любовной страды:

что там зреет в пучине безгласной...

Кто из бездны земной возрастет до звезды -

помрачительный, жаркий, атласный...

 

Будет волглое тело продрогшей земли

их ласкать в материнской  купели,

чтоб однажды возникнули и расцвели

те, кто в землю ушли и истлели...

 

05.11.04

 

 

 

***

 

Я о нем подумала, родном…

Чашу опрокинула вверх дном.

 

Я о нем подумала опять,

стало светом душу заполнять.

 

Завела о нем, родимом речь –

Время побежало мне навстречь.

 

 

 

***

 

Без покрова, без крова,

бродят меж горных сёл

розовая корова

и голубой осёл.

 

Буря ли рвет и мечет,

валом ли снег валит,

птица ли прощебечет,

голубь ли прогулит,

 

выйдут ли из схорона,

выслав вперед гонца,

белая ли ворона,

черная ли овца –

 

все не стоят на месте,

всякий любому рад,

все соберутся вместе

у Вифлеемских врат.

 

Эти незлые звери.

в пагубе и гоньбе,

братья мои по вере,

разуму и судьбе.

 

10 января 2006г.

 

 

 

***

 

Ветер ли просквозил грудь на морском причале –

нет у меня сил, словно бы откачали.

 

Зной ли прожег до дна, холод ли взял в клещи,

слабость моя – сильна, жизнь из меня хлещет!

 

Крепко на том стою, снова по всем приметам

темную жизнь свою, живописуя светом.

 

20.03.07

 

 

 

***

 

Постель застелена льняная,

бликует, блещет белизна...

Вот снова птица неземная

мелькнула в зареве окна.

 

Или она пера лишилась,

иль это падает листва...

И закружилась, закружилась,

моя больная голова.

 

И долго, душу беспокоя,

кружится на сквозном ветру,

сиянье это неземное:

перо перу, перо к перу...

 

25.10.04

 

 

 

 

      СНОВИДЕНИЕ В САДУ

 

Тебе охотно расскажу, а ты послушай,

о сновидении в саду под старой грушей,

под белой яблоней, под голубой сиренью,

где веет негой золотой и сладкой ленью.

 

В саду, под полною луной, в траве медвяной,

ты мне приснился молодой, смурной и пьяный

от ярой страсти, от любви неутолимой,

под росной вишней и под изморозной сливой.

 

А там, во сне, в голубизне, ясней детали:

миндаль отцвел, но абрикосы расцветали,

и трепетали на груди, на влажном теле,

не мотыльки, а лепестки, что облетели.

                               

С такою силой все вокруг благоухало,

что сновидения в саду мне было мало,

и захотелось мне с тобой вдвоем проснуться,

чтоб с этой призрачной судьбой не разминуться.

 

Клубились в розовом дыму цветы и травы.

А мы любили наяву, и были правы.

И бушевало по весне любви цветенье.

И снился снова сон во сне - про сновиденье...

 

16.12.05

 

 

 

    САД У ДВОРЦА

 

 

У Букингемского дворца

чадит цветочная пыльца.

Лоснятся заросли камелий,

они с изнанки и с лица

холодным светом багреца

бликуют, словно в лампе гелий.

 

Под шум моторов и колёс,

как необтесанный утес,

непризнанный кичливый гений,

стоит дворец. Он в землю врос,

забредши в палисадник грёз

и в сад напрасных побуждений.

 

Ограды каменная клеть.

Сады, что можно рассмотреть,

лишь если ты паришь, как птица.

Глаза и вперить, и впереть

в ту небывальщину, что впредь

перед рассветом будет снится.

 

Истории живая нить -

ее возможно туго свить,

изъяв их праха или глины.

А лепестки, как пену взбить,

и аромат начнёт струить

сад – на имперские руины.

 

14.02.07

 

 

 

 

 

 

ПОД ГРЕЦКИМ ОРЕХОМ

                     Александру Радашкевичу


Тут поэт препирается с веком,
ибо с вечностью накоротке.
Это друг мой под грецким орехом –
в гамаке.

Шелест листьев касается слуха,
и взлетает, как птах в небеса.
Прорастают быстрее бамбука
сокровенные словеса.

В облаках слюдяные прорехи.
Слово страсти на части разъяв,
обнажил он, как в грецком орехе,
мозговую, вселенскую явь.

Вновь в зените зеленое лето.
Вызревает, как плод золотой,
плодотворная праздность поэта
под орехом и под звездой. 

                27-29 июня 2008

 

 

 

 

 

 

 

Лидия Григорьева (справа) и Мария Арбатова. Индия. Раджистан, октябрь 2005 г.  Фото А.Радашкевича.

 

                

                            САД В БАТУМИ  

“Вспоминаю твой рассказ в саду, перед фонтаном...

Как будто сновидение сфотографировано.”                             

А.Радашкевич – из письма

 

 

Нелегко не сдаваться летам

В городской непротыри.

Или-или: мы не были там,

Или все-таки были...

 

Золотой суетится паук,

виснет липкая нитка...

Прорастает сквозь тело бамбук.

Даже это – не пытка.

 

Этот парк, этот рай, этот лес –

Тут душа заблудилась.

А деревья свисают с небес –

В этом я убедилась.

 

И фонтан, и пустой водоем,

Как в киношном повторе.

В этом кадре мы с сыном вдвоем...

Вот уж горе так горе.

 

Этот гром, этот град, этот грот –

Как на штык мою боль нанизали!

Чуть забрезжил спасительный брод

В пенном море азалий.

 

Как ни вечен мистический сад,

Вековечней разлука.

Легкий прочерк небесных глиссанд.

Вот уж мука так мука... 

 

 

                                              30 июля 2011

 


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)