Остров-cайт Александра Радашкевича / Стихи моих друзей / Владимир БЕРЯЗЕВ

Стихи моих друзей

Владимир БЕРЯЗЕВ

 

    

 

 

 
Владимир Берязев. Книжный салон в Париже. 2005 г.
Фото А.Радашкевича.

 

 

 

 

 

 

*      *      *

 

Грошика, медного грошика

Недоставало душе.

Прожито, всё уже прожито,

В опорожнённом ковше —

Только слезинка заветная,

Долгой любови исток.

Где ж моя денежка медная?

Что ли опять на восток

Катит сиротской дорогою

В сторону щедрой зимы —

 

Меж алтарём и треногою,

Мимо сумы и тюрьмы.

             17 июля 2004, Новосибирск

 

 

 

 

*      *      *

 

                           Юрию Шиллеру

 

 

В обществе бомжа и нувориша

В переулке рыжего Парижа

Юную француженку увижу

Где-то у вокзала Сен-Лазар.

 

И она, как девочка на шаре,

Стебельком нечаянной печали

Выгнется, пока в моём бокале

Алая колеблется лоза.

 

Фонарей оранжевые крабы

Заполняют города масштабы,

В баре окликаются арабы,

И толпа течёт по мостовой.

 

Что же мы, бродяги и клошары,

Перед ней бездарно оплошали,

Музыке нежданной помешали,

Спора не прервали меж собой.

 

Скажут мне: «Очнись». И я опомнюсь.

Оборвётся варварский апокриф,

И глотка томительный апостроф

Растворит заветный силуэт.

 

И другой поэт или скиталец,

Чукча, нганасан или китаец,

Пусть увидит тот же самый танец

Через много-много-много лет. 

 

              8 сентября 2005, Новосибирск

 

 

 

 

 

*      *      *

 

 

Дерева в объятьях снегопада,

Дерева,

От Оби до Хладокомбината —

Глушь и марева.

 

Лабиринт снегов нерукотворный

И души

Обмирает, в Господу покорной

Пустоши.

 

Выстужена до преображенья

Родина,

В жертву для любви-богослуженья

Отдана.

 

Вот оно, усилие полёта…

Выпростай

Душу из пурги круговорота

И растай,

 

И останься, чтобы по сугробам

Выбрести,

В ожиданье милости за гробом,

Милости…

 

                  24 января 2006, Новосибирск

 

 

 

 

 

 

 

*       *      *

 

Из подъезда — морозный пар.

Хабанеру

Исполняет сосед Захар

Под фанеру.

 

Он сегодня дразнил гусей

И ментовку —

Объявлял по России всей

Голодовку.

 

Но народ голодать устал,

Хочет мяса,

В Думу — беса, на пьедестал —

Карабаса.

 

Ох, казацкая голытьба —

Любо, любо!

Эх, свобода, гульба, пальба —

Куба, Куба!

 

Тега-тега, пролётный гусь!

Коба, Коба!

Я вернусь на святую Русь

В лодке гроба.

 

Я пройду по тропе войны

До маразма,

Я узнаю, что вместе мы —

Протоплазма.

 

Полечи меня, отлучи

От заботы…

С неба падают кирпичи,

Самолёты,

 

Шатлы, станции, города

Райских бредней.

Я любил тебя не всегда!

В миг последний,

 

На морозе, на срезе дня,

Возле бара,

Умоляю — прости меня

И Захара…

 

         10 февраля 2005, Новосибирск

 

 

 

 

 

*       *       *

 

 

Фонари горят среди бела дня.

Не прости-прощай, а прости меня.

 

По проспекту вновь я по Красному

Возвернусь к ответу напрасному.

 

Не ищи меня среди бела дня.

Не прости-прощай, а прости меня.

 

Я пройду незримо, неслышимо

Сквер, где навсегда стали ближе мы.

 

Не зови меня среди бела дня.

Не прости-прощай, а прости меня.

 

Где строка горит — за часовенкой —

Сердце-облако нарисовано.

 

Дальше к берегу — ширь небесная,

Золотистая да воскресная.

 

Воротясь домой, не зажги огня,

Не прощайся, нет, но — прости меня…

 

 

 

 

 *    *    *

 

 

Поздно, братец мой, мне быть альфонсом,

Скоро душу в ночь соборовать...

Разве мало под луной и солнцем

Места и любить, и горевать?

 

Нежности корыстной не приемлю,

Ни жене, ни власти не должал.

Перед небом этим в ту же землю

Я уйду... А кто бы возражал?

 

Здесь, клонясь во брани невозможной,

Ранен я, но не сошёл с коня.

Громыхай карета жизни пошлой

Мимо недобитого меня.
 

Есть ещё у Господа приюты.

И стихи у ангела в горсти.

Есть ещё остатние минуты

Мне по-русски их перевести…

 

             25 июля 2007, Новосибирск

 

 

 

 

 

*       *       *

 

 

Ты купишь мне цветущий цикламен,

Взамен любви и нежности взамен.

 

Зима настанет, долгая зима,

Но мы сумеем не сойти с ума.

 

Сегодня снег и завтра тоже снег,

И сумрак не кончается вовек.

 

В ночи — горящий город над рекой

Окутан то бураном, то пургой.

 

Но этим снегом с четырёх сторон

Наш старый подоконник озарён.

 

И стынет чай. И плавится лимон.

И видит сон премудрый Соломон.

 

Я вижу сон, ты тоже видишь сон,

И песнею истаивает он…

 

Как  странно жить в эпоху перемен —

Взамен любви и нежности взамен.

 

 

 

 

 

*      *       *

 

 

В пимах, в полушубке раскрытом

И простоволос

                        Я выйду к ветлам и ракитам

На зимний откос.

 

Столпы вертикального снега,

Как души сквозя,

Восстанут от неба до неба,

А глуше — нельзя…

 

Ни тише, ни выше, ни ближе.

Но можно — светлей.

Скрываются белые крыши

В распахе полей.

 

Восходит как бы по ступеням

В белёсый зенит

Безмолвия снежное пенье.

И сердце — звенит.

 

Пуховые две рукавицы,

Подобье ковша,

И родина, словно синица,

Лежит не дыша…

 

          6 декабря 2004, Новосибирск

 

 

 

 

*     *     *          

           

            Ангелы хороводятся

На Рождество Богородицы,

В дальней дали от Сибири поют,

Маму мою подсобирывают,

Маму мою успокаивают,

Светлое поле раскатывают,

В белые сани усаживают,

В девий убор обихаживают:

 

− Ты, Евдокея, работница,

Варница и огородница,

Ты, Евдокея, страдалица,

Божией Матери данница,

Ехай по небу по синему

После труда непосильного,

Тихо твори баю-баюшки,

Ехай по раю по краюшку,

Солнышко, чистая мельница,

Жизнь до луча перемелется,

В доме Хозяина дивного

Дни станут хлебом Единого.

 

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Бийская, еландинская,

Мама моя единственная! −

Будет мне нынче, свободному,

Странничество по безродному

Миру, тобой оставленному,

Новым

            холодом

                        сдавленному…

 

          23 сентября 2009, Новосибирск

 

 

 

 

  

 

 


Владимир Берязев. Париж, 2005 г. Фото А.Радашкевича.

 

 

 

 


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)