Остров-cайт Александра Радашкевича / Публицистика / РУССКИЕ ПОРТРЕТЫ ВИНТЕРГАЛЬТЕРА. К выставке в парижском Малом дворце

Публицистика

РУССКИЕ ПОРТРЕТЫ ВИНТЕРГАЛЬТЕРА. К выставке в парижском Малом дворце

 

 

  
Императрица Евгения в окружении придворных дам. 1855

 

  

                                   

         Одним из знаменательных событий в культурной жизни Лондона в прошлом году явилась организованная в Национальной картинной галерее выставка произведений самого известного парадного портретиста середины прошлого века Франца-Ксавье Винтергальтера (1805-1873). Сегодня эта обширная экспозиция расположилась в украшенных громадными букетами в стиле второго рококо залах парижского Малого дворца. На эффектном плакате выставки «Франц-Ксавье Винтергальтер и европейские дворы 1830-1870 годов» воспроизведено самое, пожалуй, известное полотно этого корифея репрезентативного портрета – «Императрица Евгения в окружении придворных дам». Открывшаяся 12 февраля выставка продолжит свою работу до 7 мая. Богатейший её каталог, составленный Ричардом Ормондом и Кэрол Блекет-Орд, является одновременно первым всесторонним научным исследованием творчества художника.

           

Жанр парадного, подчеркнуто декоративного портретирования сегодня, в эпоху нефигуративной и беспредметной модернистской живописи (которую, по хлёсткому определению её противников, окрестили «смертописью») – жанр, как говорится, на любителя. Однако число этих несколько стушевавшихся, как правило, немолодых любителей подышать чопорным воздухом отсверкавших времён, воздухом раззолочённых анфилад, подслушать шелест переливчатых шелков и полюбоваться запечатлённым навеки бликом на гладко зачёсанных головках и ниспадающих локонах гоголевских и лермонтовских – для нас – десятилетий, число этих старомодно восторженных любителей столь велико, что каждодневный поток посетителей отнюдь не скудеет. Учтиво сдержанные ахи и охи почтенных пар чередуются со смешками и прысканьем забавной в своей самоуверенности и «искушённости» молодёжи.

Загадочное свойство портретного жанра состоит в том, что порою не мы, кажется, разглядываем череду портретируемых, а они – не мигая, спокойно и заинтересованно – вглядываются в нас. Иное дело парадные портреты. Надёжно защищённые прозрачной недоступностью, их непроницаемо бесстрастные, холёные и отрешённые, чуть остекленелые модели с благосклонной полуулыбкой позволяют нам созерцать рельефность их выгодно поданных черт, статуарность поз в карнавале неповторимых и ослепительных костюмов. Благодаря последнему обстоятельству эти портреты часто называют костюмными. Они – неиссякаемый и незаменимый источник для всех тех, чьи интересы хоть сколько-нибудь соприкасаются с областью бытовой или материальной культуры. Недаром в одном из залов выставки в качестве завершающего аккорда к столь искусно воссозданной атмосфере, придавая ей ещё большую иллюзорность, выставлены подлинные туалеты той эпохи из собрания парижского Музея истории костюма во дворце Гальера.

За всю его долгую и поистине блестящую художественную карьеру Винтергальтеру позировали члены многих царствующих домов Европы, включая русскую императорскую семью. Он был придворным художником Луи-Филиппа и Наполеона III. Для одной королевы Виктории им было создано двадцать пять живописных произведений (почти все они были предоставлены организаторам выставки нынешней королевой Англии). Повсюду в европейских дворцах и американских музеях сталкиваемся мы с легко узнаваемыми портретами, принадлежащими праздничной кисти этого мастера, которому позировали и первые знатные красавицы своего времени, облачённые в головокружительные туалеты от Ворта.

 

 

 

 
           
 Автопортрет с братом.

 

 

 

 

Франц-Ксавье Винтергальтер родился в маленькой немецкой деревушке в семье фермера 20 апреля 1805 года. Талант к рисованию проявился у него в раннем возрасте. В 13 лет, при поддержке барона Эйшталя, он перебирается во Фрибург со своим неразлучным братом Германом, тоже художником, и берёт там уроки у своего первого учителя К.Шулера. В 1823 году он переезжает в Мюнхен, где продолжает упорные занятия в Академии художеств, работая в то же время гравёром и литографом. Его растущее мастерство быстро находит себе поклонников. С 1825 года он получает пособие в 200 флоринов от великого герцога Баденского в обмен на обещание одного рисунка в год. Через три года Винтергальтер становится учителем рисования великой герцогини Софии и обосновывается в Карлсруэ. Ещё через год он пускается в путешествие по Италии, где знакомится с искусством её великих мастеров. Затем становится придворным живописцем баденского двора. В 1834 году художник, получивший уже широкое признание, отправляется в Париж, где открывает свою студию и откуда часто наезжает в Англию (значительное влияние на его стиль оказало знакомство с полотнами Ван-Дейка). Слава его растёт. Он пишет год за годом портреты коронованных особ: Луи-Филиппа и королевы Марии-Амелии, Леопольда I Бельгийского, королевы Виктории и принца Альберта, Наполеона III и императрицы Евгении, Франца-Иосифа и императрицы Елизаветы. Винтергальтер получает многочисленные ордена и высокие награды. С 22 по 29 ноября 1859 года ему позирует в Фонтенбло вдова Николая I Александра Фёдоровна. В июле 1871 года Винтергальтер встречает на баденских водах Александра II с женой и свитой.

Прославленный художник умер во Франкфурте от тифа 8 июля 1873 года в 6 часов вечера, в присутствии своего брата, и погребён в том же городе.

 

Выставка в Малом дворце объединяет около ста работ немецкого художника – живописных полотен, акварелей, рисунков и гравюр, присланных из национальных собраний и частных коллекций разных стран мира. Остановим наше внимание лишь на девяти портретах – тех, чьи модели носят русские имена.

Винтергальтер дважды портретировал (в 1843 и ок. 1849) известную в Париже своей красотой и богатством княгиню Леонилу Сайн-Витгенштейн-Сайн (1816–1918), урождённую Барятинскую. Выйдя замуж за адъютанта царя, княгиня блистала при дворе Николая I. Однако это не спасло её супруга от монаршей немилости. Молодая чета переезжает в Германию, где строит себе замок на берегу Рейна. Однако княгиня, перешедшая в католичество, предпочитает всему Париж и Рим. Она содержала известный салон и умерла в возрасте 102 лет на своей вилле на Женевском озере.

На первом портрете, присланном из музея П.Гетти, представлена на модном тогда (вспомним портреты Брюллова или поэмы Байрона), стилизованном в условно экзотическом восточном духе фоне молодая женщина в небрежной полулежачей позе, играющая жемчугом своего ожерелья и одетая в муаровое платье цвета слоновой кости с розовым поясом и фиолетовой накидкой. Мечтательное настроение большого полотна роднит его с другими работами итальянского периода художника. Второй, овальный, портрет (из семейного собрания) гораздо интимнее и камернее по настроению, хотя неброская, вкрадчивая красота молодой сидящей княгини, набросившей на декольтированные плечи чёрную кружевную мантилью, ещё более разительна.

Точно так же дважды писал Винтергальтер портреты самой, пожалуй, известной русской женщины в Париже времён Второй империи (а число знатных русских, оживлявших, как свидетельствует современник, светскую жизнь французской столицы и придававших ей блеск, было весьма велико) Варвары Дмитриевны Римской-Корсаковой (1833–1878), урождённой Мергасовой. Знаменитая своей красотой и независимостью характера, она пропускала редкий бал, приём или спектакль, производя всякий раз сенсацию экстравагантностью своих туалетов. Так, в 1866 году, на балу, данном министром военно-морского флота, она появилась верхом на колеснице, в которую были запряжены ряженные крокодилами лакеи, в «костюме дикарки», позволившем гостям, по воспоминанию свидетеля, беспрепятственно оценить «самые, может быть, стройные ножки в Европе». На придворном балу в феврале 1863 года произвёл фурор её необременительный костюм, навеянный прогремевшим тогда романом Флобера «Саламбо»: она была «задрапирована только в прозрачный муслин, настолько прозрачный, что императрица была скандализирована и государь (Наполеон III. – А.Р.) попросил одного из камергеров проводить из залы новую жрицу Танит». Однако самый громкий скандал вызвало в 1865 году её появление на пляже в Биаррице. В.Д.Римская-Корсакова послужила прототипом для образа Лидии Корсунской из «Анны Карениной».

Первый её портрет, прибывший из Пензы, выполнен художником в 1858 году. Одетая в бальное платье из шёлка и газа, облокотившись на покрытую мехом спинку кресла, молодая женщина пристально, с независимым и гордым выражением смотрит на зрителя. Убранные цветами длинные локоны падают на её обнажённые плечи. На втором портрете, из парижского Музея Орсе, она удерживает правой рукой на груди свои необычайно длинные распущенные волосы, чем невольно напоминает портрет австрийской императрицы Елизаветы, выполненный Винтергальтером в том же году и известный сегодня лишь по старой фотографии.

Ещё одна очаровательная представительница русской знати во Франции – княгиня Елизавета Трубецкая (1834–1907), урождённая Белосельская-Белозерская, бывшая замужем за церемониймейстером царского двора. В 1863 году, одетая в пачку и с крылышками за спиной, она приняла участие в знаменитом «Балете пчёл» в Тюильри. Поколенный портрет 1859 года, из частного собрания, изображает белокурую княгиню в саду с веером в руке, обернувшейся к зрителю. Её серое тафтяное платье, стилизованное под XVIII век, отделано чёрными кружевами и лентами кораллового оттенка по лифу. Композиционное решение портрета и виртуозная передача тканевой фактуры приводят на память одновременно полотна Ватто и Буше.

Посетители выставки неизменно останавливаются у изысканного по своему необычному пастельному колориту эрмитажного портрета императрицы Марии Александровны (1824–1880), урождённой принцессы Максимилианы-Вильгельмины-Августы-Софии-Марии Гессен-Дармштадтской, жены Александра II. Императрица изображена на серо-коричневом фоне, анфас и в пол-оборота к зрителю. Бледные болезненные черты её лица, глубокий и печальный взгляд необычайно выразительны и полны затаённого чувства. Нить тяжёлых жемчужин переплетает её каштановые волосы и эффектно спускается на грудь. Великолепно цветовое соотношение нейтрального холодного фона и белого воздушного туалета, ассоциирующееся с зимним небом.

 

Императрица позировала Винтергальтеру в 1857 году на водах в Брюкенау, где находилась вместе с царём. Местонахождение парного портрета Александра II неизвестно. За эти работы художник был пожалован орденом св. Анны. Из письма графа Адлерберга мы знаем, что Мария Александровна намеревалась заказать Винтергальтеру портреты своих детей. Однако начатые переговоры, как полагают, были прерваны спешным отъездом художника к венскому двору.

 

Как известно, Мария Александровна отличалась слабым здоровьем. Счастливый поначалу брак, принёсший царю восемь детей, закончился неофициальным разрывом. У императрицы открылся туберкулёз лёгких. В 1865 году умер в Ницце её старший сын Николай, наследник престола. Царь почти открыто жил с княжной Екатериной Долгорукой, поселив её с детьми в Зимнем дворце. Мария Александровна умерла в мае 1880 года во сне, за год до убийства её мужа.

Второй экспонат из коллекции Эрмитажа – овальный портрет графини Варвары Алексеевны Мусиной-Пушкиной (1832–1885), урождённой Шереметьевой. Графиня вместе со своим мужем принадлежала к ближайшему окружению царской семьи. Эта работа, по своему психологизму и формальному мастерству, по праву считается одной из вершин творчества Винтергальтера. Если некоторые его работы, особенно из викторианского цикла (за исключением поразительного портрета юного магараджи Дулипа Сингха), позволительно упрекнуть в манерности, некоторой слащавости и красивости, то сдержанный и гармоничный по цвету, уравновешенный, и в то же время изящный по композиции портрет Мусиной-Пушкиной относится к числу его несомненных художественных побед.

 

Близок композиционно к предыдущему, но совершенно иной, тёплый по гамме ярко акцентированных цветов и лирическому своему тону, последний эрмитажный портрет, на котором изображена одна из богатейших женщин своего времени – Софья Петровна Нарышкина (1823–1877), урождённая Ушакова, жена камергера двора. Напомню, что мать Петра Великого была родом из той же семьи. Винтергальтер здесь снова избрал свой любимый овальный формат. Нарышкина одета в жёлтое шёлковое платье. Багровая бархатная шаль, накинутая на плечи, подбита соболем. Жемчужное ожерелье перехвачено у шеи рубиновым аграфом. На пальце правой руки заметен столь любимый русскими женщинами бирюзовый перстень.

 

Знаменитый немецкий художник никогда не был в России. Его кисти принадлежат ещё многие портреты (хотя бы превосходный портрет княгини Татьяны Александровны Юсуповой 1858 года, выставленный в Эрмитаже) великосветских русских и, кстати, польских заказчиков. Портреты эти рассеяны сегодня по всему свету и частью, к сожалению, утрачены.

 

           Красота – не менее относительное понятие, чем, скажем, доброта или любовь. Известно: то, что было модно вчера, становится завтра смешным и нелепым, послезавтра вызывает улыбку сожаления, потом постепенно восстанавливает своё утраченное обаяние и наконец становится последним криком моды. Отношение большого искусства со временем ещё того сложней. Теперь часто слышишь, что у XIX века был плохой вкус. Однако нет сомнения, что лучшие работы самого блестящего из придворных портретистов середины прошлого столетия уже закономерно вступили в свой новый возраст – пору очарования.

 

 

 

 

 

АЛЕКСАНДР РАДАШКЕВИЧ

 

 «Русская мысль» (Париж), № 3723, 6 мая 1988.

 

 

 

 

  
  Портрет вдовствующей императрицы Александры Фёдоровны. 1859

 

 

 

_________________________________________________________________

 
  Портрет графини Александры Николаевны Ламсдорф. 1859

 

 

 

 

______________________________________________________

 

 Портрет Варвары Дмитриевны Римской-Корсаковой.

 

 

 

 

 

 

 Портрет графини Софьи Петровны Нарышкиной.

 

 

 

 

_______________________________________________________________________

 

Портрет императрицы Марии Александровны. 1857

 

 

 

 

 

 

  Портрет Варвары Алексеевны Мусиной-Пушкиной.

 

 

 

 

__________________________________________

 

 Портрет княгини Елизаветы Эсперовны Трубецкой. 1859

 

 

 

___________________________________

 

Портрет великой княгини Ольги Николаевны,

королевы Вюртембергской. 1856 

 

 

 

 

___________________________________________

 

Портрет графини Ольги Шуваловой. 1858

 

 

 

 

 

 Портрет магараджи Дулипа Сингха. 1854 

 

 

 

 

 

 Портрет императрицы Евгении. 1854 

 

 

 

 

                     

 Портрет Софьи Трубецкой, графини Морни 

 

 

 

 

 

 

 Портрет княгини Татьяны Александровны Юсуповой. 1858

 

 


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)