Остров-cайт Александра Радашкевича / Публицистика / УФА НА ПЕР-ЛАШЕЗ

Публицистика

УФА НА ПЕР-ЛАШЕЗ

 

Сегодня 14 июля, национальный праздник Франции, и все мои бассейны, куда я привык ходить до обеда, закрыты. Пользуясь нежаркой облачной погодой, я вдруг решил прогуляться на знаменитом кладбище Пер-Лашез, которое от меня в десяти минутах ходьбы. Это целый город в городе, но как бы вне времени и пространства, и за многие годы я неплохо изучил его, найдя могилы всех великих или просто известных писателей, композиторов, художников, скульпторов, мистиков, шарлатанов, артистов, певцов, танцоров, аристократов, полководцев, фаворитов, политиков, богачей и т.д., поэтому я решил пойти необычным путём, вдоль высокой стены, заключающей в себе срезанный по периметру холм, будучи уверен, что увижу много необычных надгробий и памятников и прочту трогательные, часто наивные и поэтичные эпитафии разных веков, и, разумеется, не ошибся. Особенно тронуло на сравнительно недавней могиле, на двух металлических пластинках, прощание любящего мужа с красавицей-женой, где он дважды обвиняет медиков в её «искусственной смерти». На овальной цветной фотографии действительно прекрасное улыбчивое лицо. Среди прочего попалась круглая могила,  на которой укреплён стоящий на одной ножке белый  металлический стул с одним лишь именем «Мирей» на спинке. Остаётся лишь гадать, была ли она цирковой актрисой, фокусницей, колдуньей или же просто эксцентричной особой. В таинственном углу на безымянном холмике из земли торчала зарытая наполовину гитара… Экзотичны дорогие китайские могилы с иероглифами и мини-пагодами, армянские письмена и кресты, итальянские беломраморные склепы, патетичные изваяния эпохи модерна, масонские пирамиды с черепами, циркулями и всевидящим оком, помпезные памятники русских аристократов с берёзками, часовенками и православными крестами, детские могилы с ангелочками и сиротливыми игрушками, на которые трудно смотреть.

 

Это огромное старинное кладбище, находившееся когда-то за городом и основанное в XVII веке о. Лашезом, духовником Людовика XIV, с тенистыми каштановыми аллеями, высокими мавзолеями, огромными обелисками, каменными лестницами, ведущими на вершину холма, с которого открывается широкий прекрасный вид на город. Там всегда посетители со всего мира с развёрнутыми планами в руках и небольшие экскурсионные группы. Но вдоль стен, за высокими стриженными кустами никого нет, тишь и благодатная тень, и когда из-за какого-то склепа прямо на меня вышел погруженный в свои мысли немолодой господин, то мы оба вздрогнули от неожиданности. Я извинился, что невольно напугал его, мы обменялись формулами вежливости, пожелали друг другу хорошего дня и разбрелись в разные стороны. Когда я дошёл по периметру примерно до середины кладбища, заморосил мелкий дождь. Время подходило к обеду, и я направился уже по диагонали к главным воротам на выход, решив в следующий раз обогнуть территорию с левой стороны. По дороге мне попались Мольер рядом с Лафонтеном, Эдит Пиаф, окружённая, как всегда, почитателями и зеваками, наполеоновские маршалы и генералы, Пармантье, привёзший картофель во Францию, основатель гомеопатии Ганеман, Шопен с польским флагом и Оскар Уайльд с ассирийским ангелом, обнесённым толстым защитным стеклом, уже зацелованным напомаженными губами поклонниц.

 

Дойдя до 89-го участка, который рядом с величественным зданием крематория и колумбарием вокруг него, из двух надземных и двух подземных этажей, где замурован, в частности, прах Марии Каллас, Айседоры Дункан и Кирилла Дмитриевича Померанцева, моего доброго друга и коллеги по «Русской мысли», прекрасного поэта и старейшего журналиста первой эмиграции, я опять пошёл не по главной аллее, а по одной из узких троп, разглядывая по пути разноликие надгробья. И вдруг мне бросились в глаза золотые буквы под бронзовым крылатым барельефом:  «в Уфе…». Я не поверил, остановился, внимательно перечитал: «Рене Месмен. 1897-1931. Разбился в Уфе (Россия) со своим товарищем Лё Бри на борту «Trait dUnion II» 12 сентября 1931 г.» Название самолёта означает «дефис», «соединительная чёрточка». Ниже лаконично: «Моему мужу». Понял, что это был известный пилот. Постарался запомнить место и имя, и, придя домой, сразу нашёл в сети историю его гибели, произошедшей, конечно, не в Уфе, а рядом с башкирской деревней Старый Буртюк. Об этом подробнее можно узнать из сообщения Башкирского отделения Русского географического общества:

http://www.rgo-rb.ru/2019/05/russkoe-geograficheskoe-obshhestvo-provedet-v-bashkirii-patrioticheskie-veloprobegi/

 

Мне остаётся лишь добавить, что на самом юге города, в 14-м округе, где некогда была Орлеанская застава, ведущая в Версаль, есть улица, объединившая навеки имена двух друзей-пилотов, Лё Бри и Месмена, погибших вместе на далёкой башкирской земле, и она находится буквально в двух шагах от бульвара Журдан, где я прожил свои первые парижские годы… Таковы соединительные чёрточки судьбы, объединяющие имена, жизни и страны, связующие землю и небо.

 

АЛЕКСАНДР РАДАШКЕВИЧ (Париж)

 

«Истоки» (Уфа), 22 июля 2020 г.

 

 


                                                                                                                                

 

                       
                                                                                                                                                                                                               

 

 
Рене Месмен, Жозеф Лё Бри, Марсель Доре (1931).

 

 
Открытка с героями-авиаторами.

 

 

                                                                                                                                                                                                                                                  


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Журнальный мир Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)