Остров-cайт Александра Радашкевича / Поэзия / ОБМАННЫЙ РОМАН

Поэзия

ОБМАННЫЙ РОМАН

                         ОБМАННЫЙ РОМАН, или

НОВЕЙШИЙ ПИСЬМОВНИК С ПРИСОВОКУПЛЕНИЕМ
      ПРИМЕРНЫХ ПИСЕМ О СМУЩЕНИИ СЕРДЦА

 

 

                              Не пускай мыслей своих, куда им хочется.

                                      Из письма «О романтических чувствованиях»

 

 

 

.

 

 

 

 I. ОТ КАВАЛЕРА N. К НЕДОСТАТОЧНОЙ ДЕВИЦЕ,

       ЛИШИВШЕЙСЯ ОТЦА 

 

 

Хотя не мнил я раздражать чувствительности вашей,

сердце моё стесняется от сокрушенья толь, что воды

мне минеральныя уж ничего не помогают. Тут дело

не в учтивстве и тонком обращении, но ах! – я удаляюсь

от сих любезных мест, где обитали с праведником вы.

Потщусь ли доказать вотще достоинства все внутренния

ваши, не приходя в волнение от прелестей небесных

и в зиму дней моих, снедаемых томленьем неугасным!

От искренняго сердца с горячностью нелицемерной

изобразить я не могу, коль радуюсь чувствительно всему,

что здесь до вас касательно. И ежели благое Существо

предвосхитило нам сердце светлое в земных пределах,

то, свободясь оков, молиться стану у престола во свете

немерцающем за вас, пречистый ангел. Слова мои 

омочены слезами, и уповаю я, и полагаюсь лишь на

Сердцевидца во всём. О, если б мог хоть несколько я

доказать то чувствование, с которым вечно остаюсь

                               и проч. 

 

 

 

 

 II. ОТВЕТ ДЕВИЦЫ КАВАЛЕРУ N. 

 

 

Чувствительнейше вас благодарю за чувства:

оне подмогут мне слабость подкрепить, какою

уж повержена я с месяц. Родитель нежный мой

оставил мне в наследство одне долги и вас –

рачительным мне покровителем. Ему и сетовала

я: для денег, батюшка, играть не гоже, а разве

для забавы. Но ведомо и вам, что неумеренность

в напитках в рассеянье приводит мысли наши,

и все утехи, бренно ощущаемые в них, удачно

и нечувствительно прокладывают путь порочным

навыкам. Все вежливости, ласки, употреблённые

от вас ко мне, толь утешительны в тенётах траты.

С излишком вы обладаете способностями всеми,

толь нужными для тонкости приятной обращенья.

И ежели б умела изъясниться столь удобно, как

вы, то, верно, уверовали бы, как непременна моя

чувствительная дружба, с какой и пребываю

                     и проч.

 

 

 

III. ОТ КАВАЛЕРА N. К НЕЙ ЖЕ 

 

 

Сударыня, уже три месяца я мучаюсь припадками

несносными любови. Мне трудно удовольствовать

себя, живя безнужно, но в особливости печальной,

лугами злачными и велелепием потока, что тихо катит

через прелестную долину, как бы желая ею, ах! –

лишь ею вдоволь, всласть налюбоваться. И резвость

селянина вотще я возмогу учёностью одной умерить.

Коль чувствую я цену приязни вашей! И отношения

по делу вашему мне оное представят вожделенным.

Благоприятели мои, имеющие обо мне толь выгодные

мысли, меня наставят в нём. Чтоб толков праздных

сим не побудить, сдержусь я возносить всех ваших

прелестей невинных. Но ежли это вам, увы, противно, я

принуждён уж буду в отчаяние впасть вполне. Исполню

препорученье я всенепременно, и вящего вниманья

Государя не исступленьем пыла заслужу, но доказать

потщусь одним раденьем. И да споспешествует вам

дражайшая десница! С сим остаюся навеки ваш

                              и проч. 

 

 

 

 

IV. К НЕЙ ЖЕ, НЕ ДОЖИДАЯСЬ ДОСТОДОЛЖНОГО ОТВЕТА 

 

 

Любезный друг, я тщетно старался скрыть снедающее сердце

пламя: всё попечение моё о том лишь оное расшевеляет.

Я ваших милостей участник: в мои вы пользы входите. И паче

смертных всех усердну страсть питаю. Но скоро ль – ах! –

судьба моя слепая воззрит, коль сетованья эти неутешны.

Вам поверяю пени, чувствия свои. О, берегите их от человеков

худого вкуса и состоянья низкого. Ведь где парят орлы, изрек

певец, там жуки не летают. Отрадой горькою обязан

я вам единственно! Во тьмах вас беспрестанно зрю и вижу

в приятном самом виде. И льзя ли привержену вам быть в сей

лютой страсти и с толикой горячностью?! Повсюду свирепая

краса гоняется за мной, и побудительного складу выражений

не ищет тут желанье безоглядное моё. Но ежли неотменно

в том угожденье ваше состоит, меня приводите в прямую

вы невозможность, желая равных мук, поелику чрез вас,

однеми вами жив. Вас не стараясь боле убегать, тоскую

завсегда, вздыхая всеминутно. Не двигается зрак, и вверглась

в плач приязнь. Куда, куда вздыхания со стоном возлетают?

Всечасно мучуся, везде стеню, с желанной жить желая век и

купно. Почто, почто и с именем твоим лучистым дух томный

испущу? Как в перспективное стекло гляжу на вас, дитя,

в лазури отдаленья, зениц моих предмет любезный! И верь,

о, верь – не токмо во кратки дни цветущих прелестей твоих.

Когда погибло всё, надежды больше нет.

Поносна жизнь тогда, – и должно умереть.

Увы же мне! А впрочем, остаюсь – с несытым сердцем ваш

                               и проч.  

 

 

 

 

 

V. ОТВЕТ ДЕВИЦЫ КАВАЛЕРУ N. 

 

 

Приводят в восхищенье, признаюсь, меня потоки

излияний толь выгодных и льстящих чувствований

ваших. Жар, которым разом опаляет посланье ваше,

нимало не уменьшаясь, чувствителен мне до конца.

Я впала в ров великого злосчастья. Вы поспешили

вспомоществовать. Найдёте отныне, друг, вы в сироте

и новое расположенье вам делать удовольствие

во всякий раз и время всяко. Благодаря и чтя святое

небо, молю лишь, милостивец мой, чтоб мера счастья

вашего исполнилась вполне, но с тем не перестану

я отнюдь желать вам более и остаюсь отселе и навек

                         и проч.

 

 

 

VI. ОТ КАВАЛЕРА N. К НЕЙ ЖЕ 

 

 

Избегая тут скучных приступов и обветшалых заключений,

хочу вам сделать угожденье и излагаю прямо я дело

предлежащее. Сударыня, везде быть Грация должна

приметна, заманивая к чтению, везде и ясность нужно

нам соображать с умом и правом тех, к кому мы пишем.

Так пробегает ключ, производя в безмолвье шум приятный.

Наш почерк есть телодвиженье и мины в разговорах, и людям

со вкусом очищенным уж не пристало выходить за грани

состоянья своего. Невольныя напечатленья чувствований

ваших рдяных мне толь отрадны. Но знайте, что молодые

к приятному стремятся, тогда как старые, сударыня моя,

к полезному. И место всех причин здесь занимает важность

к нам пишущей персоны. Не дерзок был, не мнил вас обнести.

Поверите ль, коль знамениты достоинства нам ваши. Не мне

в лета мои спевать, как внука малая в соседней зале: Любовь,

любовь, спрягай ты нас!  Уж опытность мне сушит сердце.

Друзья мои по сельской неге, приятели всех Муз, любители

и нравственности, между прочим, хотели знать, порядочно

пишу ли письма. Но ах! Надеясь, что не станете вы толь

крушиться, хотел хоть несколько вам доказать я деликатность

чувствий, с какими между тем и обретаюсь навеки ваш

                                        и проч.

 

 

 

                                                                1820-е. СПб., 2004. Париж 

 

 

 

   


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)