Остров-cайт Александра Радашкевича / Поэзия / СТИХИ О МАМЕ

Поэзия

СТИХИ О МАМЕ

 

 

 

 

 

*   *   *

 

Мне снились стены городов, морей

накат и в небе – горы, пинии

и башни, чужих могил

неспешный шепоток, чужих

церквей нестрашные громады,

и мнились всуе голоса, и волосы

текли меж пальцев, а за спиною

крались дни – заведомые тати – и

отставали за углом, чтоб чваниться

сноровкой. И вот

привиделась мне

мама. Чуть свет она подходит

к полке

и мне глядит в бумажные

глаза,

и вот теперь почти не верит, что

это я, когда по лестнице взбегают или

шуршат половиком, когда

без стука

потянут ручку

двери

на себя.

 

X.1983. Нов. Гавань

 

 

 

 

 *    *    *

 

Среди ристалища астрального ветров

и скользких бездн немого океана,

за далью, поглощённой зёвом далей

и умощённой медовой кантиленою

сирен, плывёт в луче безвестный

островок, где на песке размыто  «мой

родной», а после точки стёртой – «Мама».

 

4.II.2000. Где-то

 

 

 

ДОМА

 

 

Как у Христа за пазухой, у мамы

я буду спать под ватным одеялом

остатние века.

«Было лихо, и сейчас не тихо», 

в старинном вздохе ты повторишь.

В последний вечер

мы обнимемся, заплачем на грани

убывающих миров, под небом,

рухнувшим на плечи,

и закачаемся на самом, на краю,

бросая тень беззвучного упрёка за

них, за вас и за себя,

за всех, кого здесь обманули, как ту

собаку за окном, в снегах дорожных,

что подозвали и пнули

в нос. «Спокойной ночи, мой дружок», – 

ты скажешь и по-новому вздохнёшь,

и скрипнет дверь

в бессильные миры, где мы сильнее

ночи и себя, пока, как столп, качаемся,

обнявшись, на самом,

на краю.

 

2013

 

 

 

 

ОТЪЕЗД

 

Январским сном

я буду спать на маминой кровати,

и за три часа до будильника она

вдруг прошуршит, откроет

дверь нашей жизни и скажет

бережно: «Ты спишь?..

Я думала, что ты пришёл прощаться».

 

И будет призрачно бродить

всю ночь и ставить

некипящий чайник.

«Мам, ну чего же ты не спишь?»

«Мне очень плохо. Накапай

мне корвалола

сорок капель».

                                  

2014

 

 

 

 

*    *    *

 

 

Благословен безбедный день земного прозябанья,

безветрие и обморочный свод в виду недоуменья,

молчание томительных частот и в трубке мамин

млечный голос, благословен наш беглый ужин на

двоих на бархатном закате и сизый витютень в окне,

за спинами видений и взглядами участливых теней,

те, коротившие года и накрепко забытые заботы, та

вспышка безоглядной красоты в обмызганном метро

иль за углом превратных пригородов рая, благословен

и ты, читатель тишины и слышатель безгласных

воплей хора, как та волнистая черта над корочкой

небес, где кенотаф оплаканных химер алеет в час

нечаянных признаний, когда мы ясно смотрим

в никуда, чему-то ничему смущённо улыбаясь.

                                                          

2015

 

 

 

 

РАЗЛУЧНЫЙ ПУТЬ

 

Всё на земле умрёт – и мать, и младость…

                                                           Блок

 

Последняя дорога к маме

длиною в канувшую жизнь,

она без прежних остановок и без

свидания в конце. Вспять

поезда, и самолёты – за зеркала

обратные небес, где мы стоим,

зажмурившись, с тобою в кругу

дворовых тополей, не зная, что

всё это было, не веря, что случились

здесь, где ты лежишь, моя немая,

под несокрывшим потолком и

полкой, выпиленной братом

в те безначальные года, где

всё же ты меня дождалась,

ты додышалась до меня…

Соседки мнутся у порога, не отирая

детских слёз. Разлучная дорога

к маме длиною в попранные сны,

она теперь без остановок, звонков

и прошлых телеграмм, без ветра

встреч и ожиданий, и без мамы – 

в последних дверях.

 

2015

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационно-публицистический еженедельник «Истоки» (Уфа), № 35(959), 2 сентября 2015 г.

 

 


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)