Остров-cайт Александра Радашкевича / Об авторе / Статьи / Галина Погожева. РЕКОМЕНДАЦИЯ В СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ

Статьи

Галина Погожева. РЕКОМЕНДАЦИЯ В СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ

 

В Союз Российских Писаталей

От члена союза Погожевой Галины Юрьевны

 

 

 

                Рекомендую к принятию в члены Союза поэта Александра Радашкевича.  Глубоко убеждена, что Радашкевич является одним из самых значительных русских поэтов ХХ века. Его творчество недостаточно – или, точнее, неравномерно – известно любителям поэзии, литературоведам, читателям. Произошло это по двум причинам. Абсолютно несовместимый с духом  печатной продукции т.н. « эпохи застоя », он в семидесятые годы эмигрировал. За границей вышел его первый, удивительной чистоты поэтический сборник « Шпалера », и многим сразу стало ясно, какой величины кристалл засверкал в короне русской поэзии. Только где теперь эта корона…

Кстати о короне. Не менее чуждый примитиву общечеловеческих ценностей общества потребления, Радашкевич недолго пробыл в США и переехал в старую добрую Францию. Там он застал завершающих свой земной путь поэтов Померанцева, Одоевцеву, последнюю – и наверно единственную независимую газету « Русская мысль », и наконец, главу российского Императорского дома в изгнании, Великого Князя Владимира Кирилловича. Это была как раз его стихия, этим воздухом он мог дышать, и с ними со всеми он был до конца, пока они все постепенно не угасли.    Помимо работы для заработка и собственного творчества, а также первоклассных переводов с английского и французского, Радашкевич скрупулезно и тщательно подготовил к печати последние записки и Померанцева, и Одоевцевой, которые они ему диктовали – и эти книги еще ждут своего часа. Его стараниями были изданы в Петербурге записанные мною воспоминания Великого Князя (и думаю, что без его настойчивости они бы и не успели появиться на свет), личным секретарем которого он работал самоотверженно несколько лет;  а также сборник избранных стихов живущей в Париже поэтессы Натальи Горбаневской. В общей сложности им проделана очень большая и серьезная литературная работа. Несколько лет назад и эта жизнь перестала быть, Париж как-то сразу опустел – и тут же наполнился какой-то новой, на редкость неинтересной русской сущностью – и Александр Радашкевич из него уехал.

            Пока что в Прагу. И там, после какого-то грустного, трезвого парижского периода стали появляться, как подснежники, стихи, перекликающиеся с поэзией нашей юности. И несколько книг  « Рефлексий » - кратких записей, которые трудно отнести к прозе. Может, к поэтической философии, если таковая существует. Или к категории « сердца горестных замет ».

В последние годы многие в России с радостью открыли для себя этого прекрасного поэта. Этому способствовали и вышедшие (оба – в Петербурге) сборники стихов, и публикации и встречи в родном городе Радшкевича – Уфе, и последняя поездка по Сибири – после стольких официальных делегаций впервые в качестве поэта. Печатают его и в Иркутске, и в Красноярске, в Екатеринбурге и Новосибирске. В Москве, конечно, тоже его печатают толстые журналы. Этого, к сожалению, недостаточно. Поскольку в литературные так называемые « тусовки » его не заманить (это вторая, а по сути, сродная первой, причина его неширокой известности : непереносимость пошлости в любой политической или общественной форме) – слишком уж он достоин сам себя, - мне представляется очень полезным для обоих сторон принять Радашкевича в Союз российских писателей. Он сможет в большей мере участвовать в литературной жизни, значительная часть которой приходится все-таки на Москву, а главное, будучи полноправным членом литературного цеха, получит возможность живого общения с близкими по духу писателями и поэтами – возможность, которую трудно переоценить.

Я отсылаю всех желающих поближе познакомиться с творчеством поэта Александра Радашкевича к интернету – в частности, на сайт « Вавилон », где представлены его поэтические сборники. Намеренно не цитирую здесь его стихотворений. Строки у Радашкевича отличаются удивительным свойством цепляться друг за друга, и их совершенно невозможно оторвать – и так жалко рвать, хочется и еще строку, и еще… Он, как преданный терновник на могилах Тристана и Изольды, так цепко стелется по руинам нашего имперского прошлого, великой культуры, что за него, в свою очередь, можно уцепиться – и удержаться.  Поэтому, если Вы  его еще не читали, почитайте его. Это большая радость, я за это ручаюсь.

 

 

Галина Погожева.

4 апреля 2005 г.


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)