Остров-cайт Александра Радашкевича / Об авторе / Статьи / Виталий Науменко. О КНИГЕ "ЗЕМНЫЕ ПРАЗДНИКИ"

Статьи

Виталий Науменко. О КНИГЕ "ЗЕМНЫЕ ПРАЗДНИКИ"

 

 

 

Александр Радашкевич. Земные праздники. М.: Русский Гулливер, 2013

 

 

Немного медленной весны во изголовие.

Лохматых птиц слепой полет и

приводнение.

Немного ветра и волны, как послесловия.

 

Земля срывается в глазах,

синее пение.

Я принимаю ту игру, но

при условии.

 

Сверни за мной в последний сад, в стихо-

творение,

в аркады голых колоннад, где снов

биение.

 

Немного медленной волны во изголовие.

Забытых лиц недвижный лёт и

приземление.

Немного ветра и весны, как предисловия.

 

 

 

Александр Радашкевич – уже один из немногих русских поэтов-эмигрантов, но интересен он не этим, а своим пристрастием к барочному стилю, где он чувствует себя, как рыба в воде. Быть может, из-за этого он не так известен, как заслуживает. Чтение Радашкевича требует от его собеседника подготовки, желания настроиться на его волну, а она никогда не бывает ровной. Как мне представляется, сложность стихов Радашкевича и есть та самая «прекрасная ясность».

 

Радашкевич нечасто выпускает книги, но каждая из них – событие. Поэтому я пишу о той, которая вышла несколько лет назад. Нельзя сказать, что он не меняется. Его привязанность к верлибру очевидна. Но этот верлибр очень необычен. Он нашел в нем такие пути, которыми никто не ходил, из прозы перенес его в чистую поэзию, что для достаточно сложного жанра – редкий случай.

 

Это поэт не претенциозный, не эстрадник. Разумеется, он не пишет для себя, он пишет для тех, кто готов его услышать. Я уверен, что таких читателей немало. Всегда интересно разбираться в хитросплетениях его очень камерной и одновременно лиричной поэзии. Со временем она тоже взрослеет, и те, кто знает его ранние стихи, это ощущают. От поэта, «плетущего кружева», читаемого филологами, он пришел к стихам более теплым, оставаясь самим собой. Радашкевич из тех поэтов, кого ни с кем перепутать невозможно.

 

Неужели когда-то певцы

пели, неужели зимою была

зима, звёзды падали, листья

шумели и по ветру неслись долго-

жданные письма через мудрые

горы и слепые озёра, и мы знали,

что будем живы, как и были,

сейчас и всегда?

 

Неужели всё звалось и пахло

иначе, хлеб хрустел и смеялась

вода, неужели мы век торопили,

веря, что с нами сейчас и всегда

все, кто ушел за свинцовые веки,

неужели когда-то так громко

молчала, глядя в души,

Его тишина?

 

 

 

Виталий Науменко, Москва

«Интерпоэзия», №4, 2015

 


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)