Остров-cайт Александра Радашкевича / Об авторе / Статьи / Александр Мельник. Рецензия на книгу Александра Радашкевича "ЗЕМНЫЕ ПРАЗДНИКИ"

Статьи

Александр Мельник. Рецензия на книгу Александра Радашкевича "ЗЕМНЫЕ ПРАЗДНИКИ"

 

 

 

 

 

Александр Радашкевич. Земные праздники. Лирика. / Вступление Н. Зардалишвили. Послесловие Л. Григорьевой. – М.: Русский Гулливер, 2013 – 142 с.

 

 

 

В своей пятой книге стихов парижанин Александр Радашкевич остаётся верным выработанному им индивидуальному стилю «интуитивного верлибра», более известному в поэтических кругах как «стиль Радашкевича». Поэт, шестым чувством избегающий «укачивания-убаюкивания «правильного» размера, которое уже никто не воспринимает, в которое невозможно вместить нашу бесформенную эпоху»[1], в одном из стихотворений («Про стихи») иронизирует над тем, что «люди любят стихи, / похожие на себя, содержащие полезные / советы и практичные утешения / в бытовой любви и / дрессированной / грусти…». Просодия Радашкевича основана на продуманной разбивке стихотворного текста частыми анжамбеманами на строки-пазлы, выстраивающие причудливую мозаику стихотворения таким образом, чтобы при чтении внимание обращалось не на форму и ожидаемые рифмы (которых в верлибрах автора практически нет либо же они сугубо внутренние), а на содержание текста. Таким образом, читатель остаётся в постоянном напряжении, которое компенсируется удовольствием от осязаемого контакта с чистыми и музыкальными словами автора. К такому неторопливому погружению в иной поэтический мир в наш век скоростей готовы далеко не все любители поэзии, поэтому «ажурный»[2] «стиль Радашкевича» остаётся довольно элитарным явлением русской словесности. Сам поэт подчёркивает сходство своей манеры версификации с чисто интуитивным написанием музыки композитором. В стихотворении «По прочтении дневников», посвящённом Ю. Кублановскому, он не без гордости пишет о своей непохожести на поэтов мейнстрима: «…Не надо рыпаться: мы не / в формате. Мы не в формате, / слава Богу…».

 

            В сборник, состоящий из трёх глав, включены 67 стихов, написанных в 2007-2012 годах. В тематическом плане, наряду с частыми эмигрантскими и российскими мотивами, обращает на себя внимание острая ностальгия автора по прошлому («Волошину», «Гравюры Колокольцева», «Прощание с Великой княгиней», «Народные артисты», «Хор», «Неужели когда-то певцы…»  др.) и плохо скрываемая неприязнь к прагматичному и беспринципному настоящему, «когда всё продано и предано»[3] («В самом деле», «По прочтении дневников», «Пока»).

 

В книгу включены также переводы А. Радашкевича из французской песенной классики (Эдит Пиаф, Шарль Азнавур и Барбара).

 

____________________________________________________

 

[1] Александр Радашкевич, Вальдемар Вебер. «Сквозь музыку веков, былому предстоящих...» (беседу с Александром Радашкевичем, поэтом, эссеистом, переводчиком, ведет Вальдемар Вебер). «Крещатик» 2010, №4.

[2] «Зачем сплетать / ажурные стихи для рухляди машин и / облапошенных двуногих, уверивших / в прогресс, набивших антихрам менял / и фарисеев?» Рецензируемая книга,с.51.

[3] Из стихотворения «Посвящение Козловскому» (с. 104), с явной отсылкой к ахматовскому «Все расхищено, предано, продано...».

 

                                              

                                                           «Эмигрантская лира» (Бельгия), № 4(8), 2014


 
Hugediscountmeds.com.
Вавилон - Современная русская литература Журнальный зал Персональный сайт Муслима Магомаева Российский Императорский Дом Самый тихий на свете музей: памяти поэта Анатолия Кобенкова Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)